Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

29.05.2020 14:12 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 29.05.2020 г.

Эхо войны и память сердца Рядовой солдат - десантник, автоматчик

Воскресный день 22 июня 1941 года для Н.П. Симонова не был днем отдыха — он находился в почтовом отделении поселка Джалинда на очередном графиковом дежурстве. Николай сидел за столом и разбирался в накопившихся за день бумагах, когда его обостренный слух телеграфиста уловил тревожное постукивание аппарата «Морзе», которое сложилось в настораживающие строки: — Джалинда! Джалинда! Через несколько минут будет передано экстренное правительственное сообщение…

Эхо войны и память сердца

Воскресный день 22 июня 1941 года для Н.П. Симонова не был днем отдыха — он находился в почтовом отделении поселка Джалинда на очередном графиковом дежурстве. Николай сидел за столом и разбирался в накопившихся за день бумагах, когда его обостренный слух телеграфиста уловил тревожное постукивание аппарата «Морзе», которое сложилось в настораживающие строки: — Джалинда! Джалинда! Через несколько минут будет передано экстренное правительственное сообщение… В пять часов вечера он вместе с другими джалиндинцами, собравшимися у репродукторов, внимательно слушал выступление Председателя Совнаркома В.М. Молотова, в котором сообщалось о вероломном нападении на СССР фашистской Германии. Началась Великая Отечественная. Замолчал репродуктор. Молчали и собравшиеся в комнате. Никто решался первым нарушить тревожное молчание, каждым был занят своими мыслями. Николай поднял глаза на ходики, висевшие на противоположной стене. Они показывали 5 часов 30 минут. Война шла уже несколько часов. Ни он, ни кто другой тогда не знал, что она продлится долгих 1418 дней, более тридцати тысяч часов. Месяц спустя, 20 июля 1941 года, Николай Симонов был призван и направлен в школу младших авиаспециалистов. После окончания школы до мая 1943 года Николай в армейских мастерских – ремонтировал самолеты. В мае 1943 года судьба младшего авиаспециалиста Николая Симонова и многих его товарищей резко изменилась – он пересек в воинском эшелоне почти всю страну, попал в маршевую роту, откуда их перебросили на станцию Фрязево под Москвой в 3-ю парашютно-десантную бригаду. В течение пяти месяцев они изучали военное дело, приемы борьбы, овладевали умением пользоваться холодным оружием, прыгать с парашютом, учились подрывному делу. И все это время рвались на фронт, но командиры охлаждали их горячие головы, не уставая, повторяли: — Подождите. Учитесь лучше, Ваше время придет. И оно пришло. Однажды холодной октябрьской ночью их бригаду подняли по тревоге и форсированным маршем они прошли к одному из аэродромов, где базировался полк, которым командовала Герой Советского Союза, замечательная советская летчица Валентина Гризодубова. Здесь, перед самой посадкой в самолеты, они получили боевую задачу – высадиться десантом в районе города Черкассы на правом берегу Днепра и принять участие в уничтожении окруженной группировки противника, вместе с громившими ее наземными частями. Враг упорно сопротивлялся, но, в конце концов, сложил оружие. Первая боевая задача была выполнена, но бригада понесла серьезные потери и была выведена на переформирование – пополнение людьми, оружием, боеприпасами. Здесь воздушно-десантная эпопея Николая Симонова закончилась. — В мае 1944 года, — вспоминает он, — вместе с маршевой ротой я попал в 225-й стрелковый полк 96-й стрелковой дивизии, которая находилась в составе 3-го Белорусского фронта. Она стояла в обороне, в 35 километрах от города Вильнюса – готовилась к штурму этого сильно укрепленного фашистами города-крепости. Фашисты не могли не знать, что советские войска готовятся к решительным действиям и постоянно обстреливали наши позиции всеми видами артиллерии и минометов. В один из таких артналетов разорвавшимся неподалеку фашистским снарядом я был серьезно контужен, потерял слух и был направлен в медсанбат. В строй Николай возвратился только в августе с новеньким автоматом ППШ, но уже не в свой, а в соседний, 208-й стрелковый полк той же дивизии. Пока он лечился от контузии, дивизия курсировала реку Неман и громила фашистов на подступах к Восточной Пруссии, имея задачу выйти на Государственную границу СССР. Немецкое командование понимало, что означает для фашистских войск потеря Восточной Пруссии, и приняло меры к созданию здесь сильной, глубоко эшелонированной обороны (доты, проволочные заграждения, минные поля). Укреплен был каждый хуторок, превращенный немцами в маленькие крепости. — В августе 1944 года, — рассказывает Н.П. Симонов, — какое это было число сейчас уж и не припомню, — после 40-минутной артиллерийской подготовки наша дивизия перешла в наступление и вышла на Государственную границу СССР. Впереди была Восточная Пруссия, была сильно укрепленная крепость Кенигсберг. Но, прежде, чем части армии выйдут к этому городу, нам предстояло прорвать мощный оборонительный рубеж Гумбиннен – Гольдап. Здесь нам хочется привести небольшую выписку из журнала боевых действий армии, той самой армии, в которой сражался Николай Симонов. Выписка всего за несколько дней боев. День первый. «В 13 часов 15 минут – начало артиллерийского наступления в течение одного часа 35 минут. Прорыв укрепленной обороны противника на рубеже Гумбиннен – Гольдап…» День второй. «В течение всего дня части армии при поддержке артиллерии отбили десять контратак, поддерживаемых 15-20 танками и артиллерией из глубины». День третий. «Артиллерия армии дважды проводила 30-минутную артиллерийскую подготовку. Части армии продвинулись, встречая сильное сопротивление, на 2-3 километра (это за три дня). Зарегистрированы 23 артиллерийских и 13 минометных батарей, действующих на участке армии». 15 ноября 1944 года рота автоматчиков, в которой воевал Николай Симонов, поддерживаемая двумя 45-миллиметровыми пушками, дважды поднималась в атаку и дважды возвращалась на исходные позиции, остановленная жесточайшим огнем. После артиллерийской огневой поддержки артиллерии полка рота вновь, в третий раз поднялась в атаку. В цепи атакующих, поливая огнем автомата маячившие впереди фигурки немецких солдат, бежал и Николай Симонов. Он приостановился, перезарядил автомат новым магазином и успел сделать вперед всего несколько шагов, когда почувствовал сильный удар в правую руку, от которого уронил автомат. Не поняв еще, что с ним произошло, Николай нагнулся, чтобы поднять с земли выпавшее оружие, и тут почувствовав острую боль в руке, увидел, как по пальцам алой струйкой стекает на землю кровь. Его, Николая, кровь. Закружилась голова и он едва не упал, но усилием воли выпрямился и хотел было пойти вперед, вслед удалявшимся своим боевым товарищам, но силы оставляли его и он опустился на землю. Позже, с помощью санитара, он добрался до медсанбата. Пуля прошила руку чуть выше кисти, повредила нервные окончания, и рука некоторое время висела, как плеть. Из медсанбата он был переправлен в эвакогоспиталь освобожденного Вильнюса. Здесь и долечивал руку, массажировал ее, превозмогая боль. Однажды в комнату выздоравливающих зашел капитан связист. — Мне нужны опытные телеграфисты, — без обиняков сказал он от самого порога. – Есть среди вас такие? Николай выступил вперед и доложил: — До войны я пять лет работал на аппарате «Морзе». Но это было так давно. — Ничего, — ответил капитан, — умел работать до войны, сумеешь и сейчас. Через несколько дней, получив соответствующие документы, Николай Симонов был уже на новом месте службы – в роте связи того же 208-гострелкового полка, наступавшего на Кенигсберг уже впереди взятого штурмом Гумбиннена. — До самого последнего дня боев я поддерживал связь штабов нашего полка и дивизии, — вспоминает Н.П. Симонов. – Рука еще плохо слушалась, но стучать на ключе было можно. Здесь, в Восточной Пруссии, уже освобожденной нашими войсками, Николай Симонов получил сначала медаль «За взятие Кенигсберга», а немного позже – медаль «За победу над Германией». В декабре 1946 года Николай Петрович Симонов был демобилизован и возвратился в Джалинду. В. Иванов PS: Мы уже теперь в далеком 1985 году писали об этом скромном человеке, настоящем Герое. Но по просьбе внучки Николая Петровича, М.В. Рыбниковой, решили еще раз напечатать военную историю нашего земляка. Напечатать, чтобы гордиться и помнить...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

4