Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

29.04.2020 08:48 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17(11273) от 28.04.2020 г.

Незабытая война. Забайкальский фронт

Автор: Л.К. Попов, А.К. Цыбин

Продолжаем публиковать бесценный материал Е.В. Попова, уроженца Джалинды, сына командира Джалиндинской заставы, участника трех войн. Сегодня отрывок из очень редкой и интересной книги «Мы-пограничники», авторы Л.К. Попов и А.К. Цыбин. О жизни Леонида Константиновича Попова мы писали в предыдущем номере. Сегодня о следующем герое войны – Алексее Константиновиче Цыбине.

Мы – пограничники (отрывок из книги)

Полковник Цыбин Алексей Константинович родился в семье кустаря крестьянина-середняка 27.01.1922 г. в деревне Крестелиха Богородского района Нижегородской области. Был самым младшим в семье, седьмым ребёнком. Детство и юношество прошли в деревне, первый класс окончил в дер. Песочное, второй и третий класс — в родной деревне, четвёртый класс — в дер.Дубенки, а пятый-десятый классы — в 1-ой образцовой средней школе в г. Богородске. После окончания школы, в октябре 1940 года был призван в Пограничные войска на советско-финскую границу, в 3-й Петрозаводский пограничный отряд на погранзаставу «Вяртсиля». В начале Великой Отечественной войны, в июне 1941 года, был направлен в город Орджоникидзе, в Военное Пограничное училище имени С.М. Кирова, которое окончил по военной программе, в декабре 1941 года. Первичное офицерское звание «младший лейтенант» присвоено приказом МВД СССР от 29 декабря 1941 года. Направлен на службу в Управление Погранвойск Азербайджана. Участвовал в обороне Кавказа в составе Первого запасного (командир подполковник Попов Л.К., впоследствии начальник 55 ПогО), затем 129-го пограничного полка Управления по охране тыла войск Закавказского и Северо-Кавказского фронта в составе Северной Группы войск под командованием генерала И.И. Масленникова. В марте 1943 года переведён в Забайкалье, а затем на Дальний Восток. Служил в 51-м (трижды), 55-м, 56-м и 77-м отрядах Забайкальского и Хабаровского погранокругов до мая 1958 года. За это время закончил в Москве годичную школу офицеров оперативного состава в 1948 году и Военный институт МВД СССР в 1953 году. В 1958 году служил в ГДР, на границе ФРГ-ГДР, а с конца 1958 г. по 1970 г. продолжил службу на советско-иранской границе. В разное время служил в Управлениях Погранокругов в Чите, Хабаровске и Баку. В 1963 году окончил Университет Марксизма-Ленинизма, а в 1965 году — курсы Руководящего офицерского состава погранвойск КГБ СССР (с отличием). В 1969 году уволился в запас КГБ СССР с должности начальника Ленкоранского погранотряда Закавказского Погранокруга в звании «полковник» по состоянию здоровья и выслуге лет. В погранвойсках прослужил почти тридцать календарных лет. Награждён тридцатью правительственными наградами, в том числе орденом Отечественной Войны II степени, Почётными грамотами Республик Бурятия, Азербайджан и многими другими.

Отгремели орудийные залпы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Советские люди, освобожденные народы Европы приступили к восстановлению народного хозяйства, благоустройству разрушенных городов и населенных пунктов. Оставался очаг войны на Востоке, милитаристская Япония. Но и она доживала последние дни до своего краха, который нанесет ей Советская Армия в августе-сентябре 1945 года. Япония, не представлявшая к этому времени прежней своей военной мощи, оставшаяся, как «бедная сирота», без разгромленного немецко-фашистского блока Рим-Берлин-Токио, притихшая ждала своего часа. Утром 9 августа 1945 года, с целью обмена данными оперативной обстановки (это делалось регулярно), я позвонил на 1-ую погранзаставу соседнего Кумарского погранотряда (здесь проходил стык участков погранзастав «Падь солдатская» — Кумарского погранотряда и «Смирновка» нашего Джалиндинского погранотряда и границы между Читинской и Амурской областей). Попросил к телефону начальника погранзаставы. После обмена приветствиями спросил, как дела, какая обстановка на участке. Начальник заставы ответил, что на участке заставы все нормально, только с личным составом заставы вернулись с Китайской территории, захватили два населенных пункта. Операция прошла успешно, без боя и без потерь. «Как так?» — спросил я. «Японии объявлена война», — ответил начальник заставы. Удивленный сообщением, тут же доложил майору Трофимову, начальнику службы отряда и майору Стручкову, коменданту погранкомендатуры, которые находились на заставе и отдыхали после ночной проверки пограннарядов на участке границы. Оба быстро поднялись и доложили по команде в штаб отряда. В эту же минуту поступили доклады пограннарядов: на участок заставы вошли японские пароходы. На левом фланге буксирный пароход с баржей движется вверх по Амуру. На правом фланге пассажирский пароход движется вниз по Амуру. Доложил командованию. После некоторых задержек поступил приказ командования: «Силами заставы оба парохода задержать». Пароход сделал остановку у погранпоста. На заставе раздалась команда дежурного: «Застава в ружье! Построение у здания заставы». В этот же миг с поста наблюдения доложили, что на японском погранпосту отмечается оживленное движение военнослужащих, а в поселке — местных жителей. Продолжается посадка на пароход. После совместного совещания нами принимается следующее решение. Двумя группами по пять человек на речном катере и конном строю задержать буксирный пароход; силами заставы занять оборонительные сооружения, с началом движения пассажирского парохода подать международный сигнал «Причалить к нашему берегу». Застава готова к бою! Майоры Трофимов и Стручков выехали с группами на задержание буксирного парохода: один — на катере, другой — в конном строю. Застава под моим руководством подготовилась к задержанию пассажирского парохода. Для усиления группы по задержанию буксирного парохода от погранкомендатуры вошел РБК-7 (речной боевой катер), вооруженный двумя пулеметами. В одиннадцать часов буксир и баржа были остановлены и причалены к нашему брегу у горы Бельчир, взяты под охрану усиленным пограничным нарядом. Обслуживающий персонал — четыре человека, на правах задержанных, были оставлены на рабочих местах без права выхода на берег. Двигатели буксира заглушены. В это же время пассажирский пароход, закончив посадку, включил двигатели, отшвартовался и начал разворачиваться, беря курс на дальнейшее движение вниз по Амуру. На погранполицейском посту, как доложил старший поста наблюдения ефрейтор Исаев, из японцев никого не наблюдается. В соответствии с приказом, мною был дан предупредительный сигнал осветительной ракетой «Внимание», а моторист катера сигнальными флажками по международному своду, сигнал «Причалиться к нашему берегу!». Пароход, замедлив ход, начал разворот по нашему сигналу. На пароходе началась паника, раздались выстрелы. Пароход, резко изменив направление движения, пошел в сторону китайского берега. На пароходе раздавались отдельные выстрелы. После предупредительной очереди из пулемета, с нашей стороны был открыт огонь на поражение. Пароход, резко воткнувшись в китайский берег, остановился. В это время в носовой части парохода возник пожар. Пассажиры скороспешно покидали пароход, прыгая с палубы на берег. Это происходило в трехстах-четырехстах метрах от погранполицейского японского поста. Пассажиры в панике бежали на пост. Большинство из них были в военной форме. Стрельба с нашей стороны была прекращена. Все покинувшие пароход сосредоточились во дворе погранполицейского поста. Жители поселка Хуайчжоучжань оставались в поселке, не покидая своих домов. Наблюдатели с наблюдательного поста «Ермаково» доложили, что по всей вероятности, собравшиеся на посту люди, собираются покинуть его. Пароход продолжал гореть. Обстановка, создавшаяся на 14.00 9 августа, была доложена в штаб погранкомендатуры. Погранзастава продолжала несение службы по охране Государственной границы в усиленном варианте. В 16.00 с наблюдательного пункта «Ермаково» доложили, что сосредоточившиеся на посту около ста человек собираются пешком покинуть пост, взяли направление в тыл китайской территории. Мою просьбу начать преследование с целью задержания, командование отклонило. Заставе подал команду «Отбой», оставив усиленное охранение вокруг заставы. В 18.00 дежурный по заставе получил от штаба погранкомендатуры шифрограмму. В канцелярию заставы вместе с дежурным заходит моя жена, которая весь день провела одна, наблюдая в страхе, что происходило на заставе. Дежурный, передав шифровку, вышел, а моя жена Лидия Ивановна осталась в канцелярии. «А я тебе принесла, ко всему происходящему, свою новость, сказала она. У нас будет ребенок!». Не зная чему радоваться, я обнял ее, поцеловал, сказал, чтобы успокоилась и пошла отдыхать. Через несколько минут расшифровал телеграмму. Получен приказ начальника погранотряда: «Во исполнение указания Главного Командования ПРИКАЗЫВАЮ: 10 августа 1945 года, в два часа ночи, силами погранзаставы атаковать и захватить японский погранполицейский пост. Обеспечить переход частей Советской Армии на китайскую территорию для ведения наступательных боев против японских войск в Маньчжурии. Исполнение донести. Номер. Дата. Подпись. Попов.» Доложив содержание шифрограммы майору Трофимову (майор Стручков убыл в штаб комендатуры) вместе приступили к выработке решения на проведение операции по захвату японского погранпоста и освобождению от японцев китайских населенных пунктов, расположенных против участка погранзаставы. Личный состав группы усиления, ввиду нехватки спальных мест в казарме, размещены в оборудованном помещении в фуражном отделении конюшни вместе с их личным вооружением, во вполне нормальных солдатских полевых условиях. В 21.00 на заставе объявлен «Отбой». Вокруг воцарилась зловещая тишина, как всегда бывает перед боем. В темном небе появились небольшие тучи. Переданный по телефону прогноз погоды обещал небольшие осадки. И вот команда «Вперед!». По нескошенному полю шли бесшумно, обходя населенный пункт справа. Наше присутствие выдавал лай местных собак. Рассвет наступал медленно, но видимость с каждой минутой увеличивалась. До атаки погранполицейского поста оставалось около 300 метров. Мною подан сигнал «Огонь» по расположению погранпоста. Не наблюдая ответных мер со стороны поста, дал сигнал «Прекратить огонь». Первые бойцы ворвались в расположение поста, занимая оборонительные сооружения. Кто-то бросил в окоп ручную гранату. В ответ тишина. Через 15-20 минут погранпост был захвачен. Личного состава поста не оказалось. Вокруг домиков разбросаны вещи: банки, ящики и т.п. Даю команду тщательно проверить оборонительные сооружения и дворовые постройки. Сам поднялся на наблюдательную вышку, откуда наше «Ермаково» просматривалось, как на ладони. Взял в уме на заметку, проверив погранпост, оставив охранение, группой пошли в поселок. Время было около восьми утра. Все жители поселка вышли на улицу и криками «Ура» встретили нас. Собрались все жители, устроили общее собрание, избрали старшего по поселку. Вопросы и мои ответы. В основном по личным хозяйским делам. Как мог отвечал. Рассказал, как воевал советский народ, как одержал победу. Среди жителей были и русские, переводившие разговоры с китайского на русский. Просьба — по возможности прислать в поселок врача. В поселке была раненая женщина, которой санитар сделал перевязку ноги. Впереди освобождение двух поселков, расположенных в 5-6 километрах, вниз по Амуру. Завершив все необходимое, личный состав группы был готов к отплытию на наш берег. К подошедшему старшему поселка обратился с просьбой: навести порядок на погранпосту, выставить охрану и к двум часам подготовить для нас четыре конных подводы. К одиннадцати часам вся группа благополучно вернулась на пограничную заставу. Всей группой сфотографировались на фоне Ермаковской горы, у ее подножия, в двадцати метрах от здания пограничной заставы. Заместитель начальника заставы, мой заместитель лейтенант Кузнецов Петр, доложил, что личный состав занимается по распорядку дня. На границе никаких происшествий не произошло. На заставе закончился бензин для речного катера. По разрешению командования четыре десятилитровых бака снято с задержанного буксира, о чем капитану судна выдана справка старшиной заставы Левашовым. Бензин, действительно, оказался кстати, благодаря ему застава смогла выполнить все задания командования. После небольшого отдыха и приема пищи, группа была готова к выходу на боевое задание. Об остановке на участке, действиях заставы по захвату японского погранпоста и результатах, доложил в погранкомендатуру, просил срочно выслать на заставу врача для поездки в китайский поселок. Операция по освобождению поселков Верхний и Нижний Чурбак прошла благополучно. У одного из домов собралось около сорока местных жителей. Подавляющее большинство были русские. Избрали старшего по поселку. На мой вопрос, как жилось им здесь на китайской территории, ответили по-разному. Один пожилой мужчина рассказал, как они, русские, оказались здесь на небольшом клочке китайской земли. За много лет до установления границы между Китаем и Россией. Местные жители облюбовали эту равнину вдоль небольшой речушки, впадающей в реку Амур. Земля хорошая, плодородная, которой на российской территории местным явно не хватило. Вот и освоили этот участок, без каких-либо возражений от китайцев, которых здесь было не так уж и много. Многие китайцы-мужчины работали батраками в богатых семьях села Ермаково, здесь же и женились. Русские девушки охотно выходили замуж, надеясь на будущую легкую жизнь. Многие здесь уже построили свои дома, создали свое хозяйство, которое оставлять не захотели. Так и остались здесь на постоянное время. В 1933 году Маньчжурию захватили японцы. Трудно жилось при японцах. Они ущемляли русских в правах, занимались поборами, всем, что им нравилось. Следили за каждым шагом жителей. Поблагодарив всех за теплый прием, пожелав добра и здоровья, попросили соблюдать надлежащий народный порядок. А мы всей группой вернулись на пограничную заставу к 18.00 10 августа 1945 г. На следующий день с военврачом погранкомендатуры выехали в поселок Хуайчжоучжань. Врач оказал помощь раненой женщине и всем кто обратился за медпомощью. Местные жители поселка остались довольны нашей помощью и мы, с чувством удовлетворенности, вернулись на пограничную заставу. Сгоревший японский пассажирский пароход остался на длительную стоянку у берега. Весной 1946 года его отбуксируют на китайскую судоверфь на реке Сунгари, отремонтируют, а через шесть месяцев, в сентябре 1946 года, блестя свежими красками, он пройдет вверх по реке мимо заставы с приветственными гудками, вновь став основным китайским плав. средством на реке Амур. За активное участие в войне против японских империалистов личный состав заставы Указом Президиума ВС от 30 сентября 1945 года награжден медалями «За Победу над Японией», а я к тому же медалью «За боевые заслуги». З сентября 1945 года объявлен Днем Победы над Японией. Медали вручались при увольнении в запас. И еще. В войне с Японией принимали участие войска первого и второго Дальневосточных фронтов, Забайкальский фронт и войска Монгольской Народной республики. По плану Главного командования войска первого Дальневосточного и Забайкальского фронтов военные действия начинали 9 августа 1945 года, а войска второго Дальневосточного фронта на сутки позже, т. е. 10 августа 1945 года. Поэтому активные военные действия подразделений 55 пограничного отряда начались в 2 часа ночи 10 августа 1945 года. Наша погранзастава, по существу военные действия начала в 10.00 9 августа, по захвату пароходов на реке Амур, т.е. возможно первой в полосе фронта, до объявления часа «Ч». Трудно представить, как бы пошли боевые действия заставы, если бы не было захвата пароходов, буксира и уничтожение пассажирского, 9 августа. Ведь после этого личный состав и офицеры японцы гарнизона, бежавшие на пароходе, покинули пароход и вместе с личным составом погранполицейского поста «Хуайчжоучжань» бежали вглубь китайской территории еще до начала боевых действия нашей погранзаставой утром 10 августа. Трудно представить то, как бы себя повели японские военные в случае их прорыва на пароходе вниз по Амуру, на участок Кумарского пограничного отряда, который уже к этому времени провел операцию по захвату японских постов и населенных пунктов. Без боя они бы кумарцам не сдались, а это было бы неоправданное кровопролитие. Для преследования бежавших вглубь китайской территории японцев, были, по указанию начальника отряда полковника Попова, созданы специальные группы, которые отлично выполнили свою задачу в полосе на глубину до 80 километров от границы. Активные боевые действия к 25 августа 1945 года на участке отряда были завершены. В крупных населенных пунктах созданы военные комендатуры, которые выполняли правительственные функции, до создания местных органов власти. Из представления к награждению частей за боевое отличие на фронте: Джалиндинский пограничный отряд войск НКВД — орденом Красной Звезды. В боях с неприятелем на маньчжурской территории ликвидировал два японских гарнизона и 12 погранполицейских отрядов, провел операцию по уничтожению отходящего противника на удалении до 80 км от границы. А вот другое донесение командования Джалиндинского погранотряда от 29 сентября 1945 года: «В ходе операции политический подъем личного состава . вылился в героизм, отвагу и мужество. Командир сельхозвзвода старшина Турбов проявил героизм, мужество и отвагу... забросал помещение гранатами, вынес из боя убитого товарища... Представлен к награде. «....Старшина погранзаставы «Албазино» Кашинцев Павел Федорович... огнем ручного пулемета заставил замолчать огневые точки противника... был дважды ранен, из боя не вышел... Представлен к награде...». Начальник Джалиндинского погранотряда полковник Попов, начальник политотдела подполковник Мельков. Старшина Павел Кашинцев до мая 1945 года проходил службу на нашей погранзаставе «Ермаково» командиром отделения, одновременно исполняя обязанности помощника групповода политических занятий и секретаря партийной ячейки заставы. Политически грамотный, был хорошим примером исполнения поручений командования заставы. При необходимости исполнял обязанности старшины заставы. В мае 1945 года был вызван в штаб погранотряда и назначен старшиной погранзаставы «Албазино». Отличился в боях с японцами… Награжден орденом Ленина. Вот что отмечалось в сводке штаба войск Забайкальского погранокруга по Джалиндинскому погранотряду: «....Джалиндинский пограничный отряд (начальник отряда полковник Попов) ликвидировал 1 погранполицейский отряд, 2 районных и 11 малых полицейских отрядов, З погранпоста, 9 отдельных войсковых групп японцев и уничтожил 2 парохода. Противник потерял убитыми 50 человек, из них 13 офицеров, взято в плен 150 человек. Перед фронтом отрядом полностью очищена от противника территория 427 км по фронту и до 80 км в глубину. Всего занято 24 населенных пункта, в том числе один город (Оупу) и шесть крупных населенных пунктов. Отрядом захвачены большие трофеи, вооружение, боеприпасы, восемь продовольственных и вещевых складов, четыре баржи с грузом и один японский пароход». А вот, что писал в своей книге маршал Советского Союза А.М. Василевский: «...Насколько решительно, самоотверженно и умело действовали воины-пограничники на протяжении всей кампании Советских Вооруженных сил на Дальнем Востоке, приведу хотя бы один пример. Только один Джалиндинский погранотряд под командованием Л.К. Попова уже в первом бою уничтожил 50 японцев, из них 13 офицеров и 150 взял в плен. В последующем джалиндинцы ликвидировали погранполицейский отряд, два районных и одиннадцать малых погранотрядов, три погранпоста, девять отдельных войсковых групп, два парохода. Перед фронтом наступления отряд полностью очистил от противника территорию в 427 км по фронту и 80-90 км в глубину, заняв двадцать четыре населенных пункта, в том числе один город. При этом погранотряд Попова захватил большие трофеи, вооружение, боеприпасы, восемь продовольственных и вещевых складов, четыре баржи с грузом и один пароход. Так же воевали и другие пограничные отряды Забайкалья и Дальнего Востока под командованием замечательных генералов П.И. Зырянова, А.А. Никифорова, М.Н. Шишка рева...» 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

8