Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

03.05.2018 08:20 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Детям военных лет - посвящается

Автор: Джалинда, Крикун Алексей Федорович

С самого раннего моего детства, такого далекого, такого безоблачного, такого счастливого, для меня самыми любимыми и самыми авторитетными людьми на всем белом свете мои родители: отец Федор Ильич Крикун и мать Мария Михайловна Крикун (в девичестве Филоненко).

Приехали они в Амурскую область в далеком тысяча девятьсот тридцать четвертом голодном году из Украины, Черниговской области с двумя детьми – дочерью Александрой и сыном Стифаном. Голодовка в те годы охватывала почти все западные регионы Советского государства. В Сибири и восточных регионах России было немного полегче сводить концы с концами. Сюда и устремился народ по вербовке – подальше от голодной смерти. Но оказалось, что на востоке было ненамного легче. Налоги, скудное питание на селе, отсутствие медицинской помощи делали свое черное дело. Умерли трое моих братьев в возрасте до трех лет, рожденные уже на Амурской земле, в селе Актай, Шимановского района. Отец мой по тем временам считался довольно грамотным человеком – имел четыре класса образования церковно-приходской школы и поэтому выучился на тракториста и стал рабочим МТС (машинно-тракторной станции). Получал зарплату деньгами да еще и зерно давали за трудодни. Мать же за работу в колхозе получала только то, что положено было за трудодни в натуральном расчете, то есть зерно.

Оба работали в колхозе не жалея сил, не покладая рук, а потом еще поздно вечером, а то и ночью занимались хозяйством и огородом. Кроме этого: необходимо было испечь хлеб на всю неделю, постирать вручную бельё и отремонтировать обувь.

Им приходилось быть мастерами на все руки. А тут еще во времена ежовщины угоняли в ГУЛАГ самых крепких, самых здоровых мужиков. Нашу семью эта беда обошла стороной.

На страну обрушилось самое страшное, кровавое и беспощадное испытание. Пришла жестокая, все сокрушающая Отечественная война. Село опустело. Почти все мужики и парни ушли на фронт. Осталось несколько мужиков да женщины с детьми. Отца, как тракториста на фронт не взяли. Выдали бронь. Нужно было кормить армию на фронте и в тылу, да и всю страну мясом, хлебом, овощами. Почти весь урожай уходил в госпоставки. Оставляли зерно лишь на посев, да самую толику выдавали колхозникам. Трудились все: взрослые и дети, не жалея сил и здоровья, отдыхали урывками, и спали вполглаза. Мать работала дояркой на ферме и в полеводстве. Отец – на тракторе. Техника износилась, ремонтировали все своими руками: как могли, как удавалось. Восстанавливали чудом и снова в поле. Сестра в ту пору работала то на зерновом дворе, то в полеводческой бригаде. Брат на двуколке – с бочкой подвозил воду к технике. А в четырнадцать лет он тоже сел на трактор. Было это в сорок втором году. Вовсю гремела война. Наша армия напрягала все усилия, чтобы переломить ход боевых действий. Впереди еще стояли Сталинград и Ленинград, Курск и Севастополь. Ожидала впереди радость Победы.

А пока… работал брат на пару с отцом. Однажды они на тракторе ЧТЗ тащили их МТС села Саскаль в Актай кантерну с горючим (это такие были тогда цистерны с горючим, котрые катились прицепленные за трактор как каток для асфальта). Дорога была дальная – тридцать километров. Вел трактор отец, а Стифан сидел рядом, иногда менялись. Старенький мотор трактора еле справлялся с нагрузкой. Перед речкой Береей дорога пошла под крутой спуск с поворотом влево. Слабенький мотор не смог справиться с напором кантены. Трактор ускорял и ускорял бег под уклон, совсем не слушался фрикционов, тормоза нагрелись и не держали натиск. Скорость все возрастала. Трактор проскочил поворот дороги и понессянапрямую под сопку. Впереди находился обрыв в несколько десятков метров. «Прыгай! — закричал отец брату. — Прыгай!». Стифан успел выпрыгнуть из кабины. Отец остался. На счастье на пути оказалась огромная старая черная береза, она приняла таранный удар на себя – постонала, поскрипела и каким-то чудом устояла. Да, это было истинное чудо. Потом другими тракторами и кантерну, и бедненький трактор вытянули на дорогу. Военные законы тогда были очень суровы. Если бы отец покинул трактор, и техника разбилась, то отца обязательно бы судили и, скорее всего, дали бы высшую меру наказания как «врагу народа». С тех пор эта гора стал называться «Крикунова гора», даже на топографических картах. В шестнадцать лет брата назначили бригадтром тракторной бригады. А в сорок четвертом родился я – через шестнадцать лет после рождения брата.

По окончании войны сестра стала работать страховым агентом и жила своей семьей отдельно от нас, в селе Алексеевка. В те годы трудовые законы также были очень жесткими. Даже за опоздание на работу или за горсть зерна могли отдать под суд. Хоть и маленький я еще был, но помню как брат в знак протеста в сорок восьмом году , из-за большой задержки расчета по трудодням четыре дня не выходил на работу. За это был исключен из комсомола и отдан под суд. Получил за это четыре месяца заключения. Сразу после отсидки его забрали в армию…

Отец ушел на пенсии в шестидесятом году. За свой труд он многократно отмечался ценными подарками и денежными премиями, награжден десятью грамотами. Районного и областного уровня, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». Мать тоже награждался грамотами, имела большой авторитет среди жителей села.

В 1963 году, в сентябре, я ушел служить в армию. Отслужил четыре года подводником. Провожали меня всем селом. Отец давал наказ – служить Родине честно, достойно, не позорить фамильную честь ни в армии, ни в жизни. Умер он в мае, в 1964 году. Ему было всего шестьдесят четыре года.

Я выполнил твой наказ, отец. За время службы и за труд имею грамоты, нагрудные знаки и правительственные награды, стал ветераном труда. Сейчас мне семьдесят лет. Мы с тобой уже ровесники, отец!и если бы ты смог видеть, как менялась и уже изменилась наша жизнь, ты бы не поверил своим глазам. Мать покинула этот мир в 1976 году. Да и сестры с братом уже нет в живых. И только родная. Любимая жена всегда рядом, всегда поймет, всегда поможет, всегда поддержит. И дети приезжают погостить. Напишут словцо, иногда позвонят.

Время идет, у них растут свои дети, одолевают свои заботы, трудности и преграды, которые тоже, несомненно, нужно преодолевать. Жизнь продолжается… и даст бог, она с каждым годом будет все лучше, все краше. Иначе для чего же мы старались?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

1