Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

29.07.2016 10:13 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 29 от 28.07.2016 г.

ДЖАЛИНДА. Живописный край, богатая история…

90-летию Сковородинского района посвящается!..

Продолжение. Начало в № 26
Из воспоминаний Нины Сериковой, жительницы с. Джалинда
- С весны 1909 года начались подготовительные работы строительства Рейновской ветки: прорубались просека, выкорчевывались пни, вырубались кочки, отводилась вода с заболоченных участков, возводилось земляное полотно. Механизация на строительстве участка отсутствовала, господствовал ручной труд. Клин да кувалда, лом да лопата, носилки, тачки были главными орудиями строительства. Рабочий день длился 10-12 часов, не было ни праздничных, ни выходных дней. Подрядчики, желая всячески нажиться на строительстве, нарушали договорные условия, изощрялись в штрафах.
Вот строки из письма П.С. Скрыпкина, он работал на строительстве железнодорожной ветки от ст. Рухлово к Амуру в 1909 г.: «...Да, я неоднократно бывал в вашем селении в начале нашего века. А в 1909 году, летом, даже работал на строительстве железнодорожной ветки от ст. Рухлово к Амуру. Работал я землекопом, строил полотно железной дороги. Работа была очень тяжёлой, с лопатой и тачкой. Работали с 7 часов утра до 8 часов вечера, так что заниматься какими-то изысканиями было некогда. Проживали мы в досчатом бараке на западной окраине села. Мне тогда было 17 лет. В Джалинде я находился временно, всего несколько месяцев. В то время село было небольшое, дома все были деревянными, только один дом, в центре, был двухэтажный, он принадлежал какому-то торговцу. Село тогда имело двойное название — Рейново и Джалинда. Полагали, что Джалинда — это китайское название села. В то время в Джалинде проживало много китайцев. Но положительно по поводу названия села точно утверждать не могу...». На самом деле слово Джалинда произошло с эвенкийского «делинда» — таймень, тайменевая река. Ранее название посёлка Рейново, позже переименованного, в связи с переносом сюда конторы золотопромышленной компании «Джалинда», которая имела здесь свою резиденцию и было названо село — Джалинда. В мае 1911 года в Джалинду на тюремной барже «Юнона» стали прибывать конвои с каторжанами. К началу июня в Джалинде и Рейново их насчитывалось более 1900 человек и три роты конвоя. 7 ноября 1911 года была окончена сквозная укладка пути от станции Рейново до станции Рухлово. 19 ноября 1911 года по Рейновской ветке открыто рабочее движение.
По этой дороге из Джалинды завозились товары, продовольствие в верховья Амура и Уркана. Груз возили жители поселка, для которых извоз был основным занятием и источником заработков. Даже те сорок с небольшим десятин пахотной земли, которой они располагали, не использовались полностью. Строительство железнодорожной ветки, конечно, отразилось на жизни Джалинды. Но изменения были невелики. Село по-прежнему оставалось захолустным, где главными заведениями были: церковь, питейный дом и несколько лавчонок. Хотя надо сказать, борьба между трудовым людом и местной верхушкой не прекращалась. С них начиналась Советская власть! В каждом доме, пожалуй, найдутся пожелтевшие фотографии, отцовские ли, дедовские ли ордена и медали, старые письма, а то и настоящие дневники. Но всегда ли мы знаем их историю? Храним ли память о былом в бесконечной сутолоке буден? Может быть, стоит вот сегодня, сейчас, отложив все, даже самые неотложные дела, взять старый альбом, собраться вокруг него всей семьёй, да полистать. Рано или поздно такое случается с каждым. Без памяти человек жить не умеет, не может. Что-то заставило джалиндинца Бориса Лаврентьевича Климентьева и его родственников приняться за поиски сведений об их деде Ефиме Поликарповиче Сорокине. Что же подтолкнуло их и расспросы вести, и в музей Албазинский съездить, и маленькое фото увеличить. Там, в музее, им предложили вот эти воспоминания Варвары Ефимовны Арефьевой — Сорокиной, дочери Е.П. Сорокина, записанные в 1957 году А.Г. Труновой — Самсоновой. «Ефим Поликарпович Сорокин родился в 1864 году в семье крестьянина, в деревне Большие Ушки Уржумского уезда, бывшей Вятской губернии, ныне Кировской области. В семье было два брата и две сестры. Матери лишился рано. В 1904 году Е.Л. Сорокин выехал на заработки в Сибирь. А до этого ходил по деревням и шил людям одежду. Этим и зарабатывал на жизнь. В 1905 году он жил в Хилке, работал кочегаром на паровозе. За участие в забастовке железнодорожников его арестовали, а после освобождения он приехал в Джалинду. Семья же перебралась сюда только в 1908 году. Поселились в отдельной зимовьюшке, отданной под жильё богачом, на которого батрачили. Семья к этому времени состояла из шести человек. В 1918 году Сорокина избрали председателем Джалиндинского совдепа. Приезжал в село Р.Н. Мухин в июле этого же года. Он проводил собрание. Мухин добирался в Джалинду на поезде, а в село на пароходе прибыли красноармейцы. В школе провели общее собрание. Народу собралось много. Богатый казак Бянкин ворвался на собрание с винтовкой, хотел стрелять в Мухина. Но большевики отобрали у него винтовку, а самого выпроводили с собрания. Мухин говорил о том, что Октябрьская революция победила, что царя больше нет, что страной теперь будут управлять пролетариат в союзе с трудящимся крестьянством. До вечера Мухин пробыл в Джалинде, потом отбыл в Сковородино. На второй день, после отъезда, красноармейцы разоружили казачество. Оружие собрали и отправили в Благовещенск. Вместе с товарищами сопровождал оружие и Е.П. Сорокин. Из Благовещенска он приехал ночью. Его встретил коммунист Юревич. Сорокин рассказал Юревичу о том, что Мухин говорил ему: «Если не надеешься на казаков (выдадут его), то оставайся, пойдёшь в Красную гвардию, партизанить». Но Сорокин приехал назад в Джалинду. Бояться нечего, его ведь избирало общество.
Однако в сентябре 1918 года казаки арестовали Сорокина. Продержали неделю и выпустили. Как за неблагонадёжным следили, проводили обыски. Сорокин держал связь с партизанами. В сентябре-октябре в Джалинду пришёл пароход с белогвардейцами. Остановился он около о. Мохнатый. Белогвардейцы бесчинствовали. Расстреляли ещё пятерых. Кто они, не известно. Возможно, белогвардейцы привезли их на пароходе. Похоронили их на кладбище, возле дороги, в общей могиле. Осенью 1919 года Е.П. Сорокина вместе с сыном Иваном арестовали японцы. Отправили их в Сковородино, бывшее Рухлово. Они просидели в тюрьме полтора месяца. Затем Сорокина и Михаила Рукосуева японские интервенты расстреляли. Вместе с ними были казнены партизан Василий Астраханцев, Василий Топаз и неизвестный украинец. Казнённого Сорокина отыскала его дочь Варвара через день после его гибели. Она приезжала проведать отца и брата. Вот что она увидела: «У отца голова была заживо откручена на позвонках: её можно было поворачивать в разные стороны. Руки тоже можно было поворачивать во все стороны, держались они только на коже. Были выпущены кишки на боку. В области сердца и шеи кругом штыковые раны. Проткнута насквозь шея. От шеи под мышку прошёл насквозь штык. Всего насчитывалось 19 ран. У Астраханцева — 21 рана, у Рукосуева — 3, у Топаза — 18 ран. Когда в Амурской области восстановили Советскую власть, Сорокина перезахоронили в Джалинде, Астраханцева в Талдане, Рукосуева в Невере. Вот так закончилась жизнь первого председателя с. Джалинда. Когда-то в Джалинде был небольшой колхоз. Но после одного из буйных наводнений хозяйству пришлось перебазироваться на другое место. А пашни перешли в распоряжение совхоза «Албазинский». Но село не захирело. Новую страницу в его истории начал открывшийся здесь лесопункт Талданского леспромхоза. Он как бы дал ему второе дыхание. В конце пятидесятых, отметившихся подъёмом сырьевой промышленности, в виду больших запасов леса в местах Джалиндинского Сельского Совета в 1960 году было решено открыть лесозаготовки. С 1 января 1960 г. в с. Джалинда была открыта мастерская точка 46 км (п. Таёжный) Рейновской ветки. С 1 сентября 1960 г. был образован лесопункт в с. Джалинда. В течение 1960 года для рабочих было построено девять двухквартирных домов. Для обслуживания лесозаготовителей был организован ОРС Талданского леспромхоза. Он имел два продуктовых, один промтоварный магазины, чайную, пекарню, продуктовую и промышленную базы. Для лучшего обслуживания рабочих был вновь открыт магазин по продаже продуктов. Имелась электростанция, в основном вечером обслуживала всё село. Мощность её была 100 л.с. Работали моторы от тракторов. В лесопункт прибыли рабочие Шимановского, Алексеевского и Туйского лесопунктов. В 1960 г. рабочих насчитывалось 180 человек. Трелевочных лошадей — 10, тракторов погрузочных — 2, автокранов — 1, автомашин — 2. Лесопункт развивается. В 1977 году им было вывезено 216,5 тысячи кубометров леса и 225 тысяч разделано. Для сравнения: в 1952 году весь Талданский леспромхоз дал 230 тысяч кубометров древесины. А начинали всё с нуля. Михаил Иванович Голубь, приехавший сюда в числе первых заготовителей, вспоминает: «С соседнего лесопункта всего один трактор поступил. На трелёвке даже лошадей пришлось использовать. В первый год вывезли 18 тысяч кубометров, хотя заготовки велись всего в пяти — семи километрах». Сейчас мастерский участок, где ведутся основные заготовки древесины, находится уже в ста километрах от Джалинды. Но на лесопункте около двух десятков мощных лесовозных машин, которые и обеспечивают большой объём вывозки. Ведь каждая такая машина за рейс доставляет на нижний склад до 27 — 29 кубометров леса. А на рейс туда и обратно уходит часов шесть – семь. Как тут не вспомнить джалиндинских казаков, занимавшихся извозом. До зимовья, находившегося где-то в районе нынешнего Сковородино, они добирались на второй день. А их нынешние потомки и наследники, современные «ямщики», мчатся, обгоняя ветер. Да и поклажу, конечно, не сравнить.
Продолжение следует.
Редакция газеты благодарит краеведческий музей им. П.А. Флоренского за предоставленную информацию.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

626