Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

14.08.2015 16:46 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 14.08.2015 г.

ТАКАЯ ВОТ ЖИЗНЬ ТЯЖЁЛАЯ БЫЛА

Хочу поздравить моих сельчан – албазинцев с 70-ой годовщиной Победы! А также с Юбилеем села! Их деды, отцы воевали. Многих уже нет в живых – с кем рос, работал…

Зовут меня Анастасия Ивановна Семёнова. Живу в Сковородино, пенсионерка. Этот год – юбилейный для нашей страны, исполнилось 70 лет со Дня Великой Победы. В нашей газете «Амурская звезда» прошло много статей о ветеранах, о детях войны – обо всех, в чьей судьбе страшная война сыграла свою роль…

Вот и я решила рассказать о своей жизни. Родилась 11 января 1929 года в Албазино, в большой многодетной семье. Нас было шесть сестёр и шесть братьев. Мама наша даже была награждена золотой звездой «Мать-героиня» до войны. Правда, один брат умер ещё в 1924 году. Трудно было родителям и детям в такой жизни до революции. Дети рано начинали трудиться, помогать в поле и по хозяйству дома. Старшие сёстры и братья в школе мало учились, случалось, что и одеть-то нечего было. Так что были отцу помощниками на охоте и на рыбалке. Они работали в колхозе. Сёстры помогали маме смотреть за младшими, по хозяйству. В 1937 году сначала арестовали младшего брата за аварию. Он тогда работал шофером МТС. Три года держали в Рухлово (Сковородино). Страшные были его рассказы о том, какие муки он перенёс. Только в 1940 году его осудили, дали 10 лет Колымы. Домой он вернулся в 1946 году.

Отец работал ветфельдшером, мама — в колхозном детсаду поваром. Летом 1938 года, как и многих сельчан, отца забрали. Никто не вернулся…

В 1939 году я приехала с сестрой и её мужем в Сковородино. Утром 22 июня 1941 года по радио услышали о войне. Я тогда в школе училась. Сестра начала плакать, обняла мужа. Спустя несколько дней меня отправили в Ружино Приморского края к сестре помогать с детьми. Муж её служил в п. Албазино, был начальником заставы. А тут был командиром роты.

27 июня 1941 года мы сидели уже в вагоне поезда — сестра Шура, я и трое детей, самому младшему было всего-то пять месяцев. По приказу командования семьи офицеров было решено отправлять на Урал, в эвакуацию, г. Свердловск. Ехали очень долго. Много раз наш состав останавливали, пропуская эшелоны с бойцами на фронт. Проводники тогда говорили, что это сибиряки-дальневосточники едут гнать немцев от Москвы. Помню, играла гармонь, а мы в окошко смотрели, как они пели песни и плясали.

Когда мы, наконец, добрались до места, оказалось, что нам негде остановиться. Нас отвезли на машине в г. Арамиль (тогда он был селом). Подселили к одной семье. Тогда ведь не спрашивали, хотят те, чтобы к ним селили или нет. Нам пришлось наслушаться немало укоров. Сестра, помню, плакала, говорила, что не по своей воле мы здесь оказались. Спали мы на полу. В избе была русская печь, возле неё скамейка, а под потолком полати — там хозяйская дочь спала, а сами старики на кухне, на деревянной кровати. Хозяева вставали рано, в 5 часов утра, шли на суконную фабрику работать – шили шинели, одеяла для фронта.

Много нам всем довелось пережить — и холод, и голод. Дети простывали, сильно болели. Двоим дали место в садике, чтоб они там хоть что-то кушали, малышку определили в ясли. Я тогда училась. Вместе с учителями ходили помогать в колхозе, садить картошку, на другие работы. Нам за работу давали чёрную муку, из которой техничка делала лапшу, её и ели. Мы каждый день ждали эту еду как бога.

Сестра меняла свои хорошие вещи на ведро картошки. Её муж, спустя только полтора года, стал направлять вызов, но пропуск так и не давали. Сестра ходила, просила, говорила, что дети болеют. Но только осенью 1942 года нам удалось выехать в Приморье домой. Я пошла в школу. Маленькая девочка так и умерла.

Я страшно скучала по маме. Летом, в середине войны, ездила в Албазино, работала в колхозе до осени вместе с подружками. Моя сестра была трактористом, как и её подруги, а им было всего-то по 15 – 16 лет… Трое моих братьев — Иван, Василий и Пётр Сенотрусовы — были на фронте. Вернулись с ранениями, но зато  живые. Зять, муж старшей сестры, погиб в Белоруссии в 1944 году. У памятника Скорбящей матери высечена его фамилия — Щербаков Филипп Григорьевич, осталось трое сыновей и дочь. Второй зять Ворсин Иванович воевал, дошёл на своей полуторке до Кёнигсберга, подвозил на передовую снаряды. Вернулся с фронта, женился на моей сестре Надежде (трактористке, комбайнёре). Работал в райкоме партии 22 года, был водителем, возил первых секретарей. Третий зять Люлин Василий Иванович воевал с 1944 по 1945 годы в Карелии, потом был в Закорпатии, город Мукачево. Осенью 1945 года был переведён в Западную Украину на ликвидацию бендеровцев в г. Надворная.

Когда мы вернулись с Урала в Ружино, Люлин В.И. уже был командиром роты. А в 1944 году его отправили на  Курильский фронт, там он воевал. На следующий год в феврале месяце их, четверых офицеров, с пограничного отряда отправили закрывать границы. А мы с сестрой приезжали к нему по вызову в г. Сортавала. Он нас устроил в финский домик на окраине города, а сам опять в путь дорогу отправился.

Я пошла тогда в седьмой класс, школа там только открылась. Четыре года дети не учились, война...

Победу встретила 9 мая 1945 года там, в Карелии. Сколько у нас было радости… А сколько горя мы, дети войны, пережили... Осенью за нами и ещё тремя семьями приехали ординарцы, повезли в Мукачево. С зятем и сестрой я оказалась в Западной Украине. Получилось так, что для нашей семьи война ещё не закончилась… В этом городе стояли наши лётчики, танкисты, пехота, пограничники, оставленные с фронта. Только потом, в 1946 году, погнали эти банды до самой Чехословакии. Сколько тогда офицеров, солдат погибло… Дошли от Сталинграда до Берлина — все в орденах и медалях.

Я работала в горкоме партии. Помню, как все удивлялись, как я, девочка — амурчанка, оказалась здесь. Ходила на почту, приносила свежие газеты, журналы. Заходили после работы коммунисты и читали новости. Семье помогала: давали армейские посылки с продуктами. Даже получила от горкома отрез на осеннее пальто и на платье.

Из Сковородино как-то пришло письмо от старшей сестры, что она вышла замуж за фронтовика Южанина А.Д. В июне 1946-го зятя перевели в Армению на Иранскую границу. Я, конечно, с ними. В этом городе не было русской школы. А мне так хотелось учиться.

В августе 1948 года я вышла замуж за Семёнова Фёдора Ивановича. Он здесь воевал. Он увёз меня к своим родителям в Алма-Ату, а сам ещё служил до весны 1949 года. Начинал службу в 1942 году. Прожили мы с ним 25 лет. Детей было трое — двое сыновей и дочь. Умер супруг в Сковородино 11 мая 1973 года. Потом в 1984 году умер сын. В 1992 году не стало второго сына. А недавно ушла из жизни единственная дочь…

Такая вот у меня судьба, врагу не пожелаешь. Здоровья сейчас уже нет, являюсь инвалидом 1 группы. Это письмо, наверно, последнее в моей жизни. Крик души. Хожу с табуреткой, на улицу только летом выхожу, когда меня выведут внучки. На квартиру с удобствами себе так и не заработала. Доживаю свой век в гнилой избе. Моё счастье сейчас в продолжении рода. Это один внук, четыре внучки, три правнучки и четыре правнука. Раньше фронтовикам квартиры не давали. А потом мне сказали, что вдовой фронтовика не являюсь, так как вышла замуж повторно. А мне тогда было 44 года, на руках трое деток. От нашей семьи осталась только я одна, а ещё дети братьев и сестёр.

Хочу поздравить моих сельчан – албазинцев с 70-ой годовщиной Победы! А также с Юбилеем села! Их деды, отцы воевали. Многих уже нет в живых – с кем рос, работал…

Много дней я писала это письмо, с перерывами.

С уважением, А.И. Семёнова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

212