Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

23.04.2015 10:31 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 23.04.2015 г.

СВАДЬБУ СЫГРАЛИ СРАЗУ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ – В ИЮНЕ 45-ГО!..

Автор: Ю. Дмитриева

В марте жительница Сковородино Матрёна Лукьяновна Полякова отметила 91-й день рождения. Часто в таком уважаемом возрасте люди склонны немного поворчать, поучить молодёжь, надоумить. Но это вовсе не про Матрёну Лукьяновну. Напротив, у неё бы поучиться добродетели!

В марте жительница Сковородино Матрёна Лукьяновна Полякова отметила 91-й день рождения. Часто в таком уважаемом возрасте люди склонны немного поворчать, поучить молодёжь, надоумить. Но это вовсе не про Матрёну Лукьяновну. Напротив, у неё бы поучиться добродетели!
- Я родилась далеко отсюда, в Алтайском крае, Бийский район, село Марушки. Отец Лука Яковлевич Рыбаков и мама Ксения Никифоровна до 1929 года работали на земле. В семье было трое ребятишек. У родителей были корова и лошадь. В те годы отмеряли участок и давали людям, чтобы они его сами обрабатывали, колхозов-то не было. Вот этим и жили. А когда началась коллективизация, скотину отобрали. Тогда ведь не спрашивали... Родители решили уехать. Знаешь, дочка, в ту пору все искали лучшей жизни. Жизнь-то ведь тяжёлая была, — вспоминает моя собеседница.
Старушка украдкой протирает слёзы платком. Каждая морщинка на её лице – отпечаток той тяжёлой, нечеловеческой жизни, которую пришлось пережить. Пришлось пережить всем.
- Папа завербовался на Сахалин. Поехали. Я хоть и маленькая была, но кое-что помню. Помню, как от Новосибирска в «теплушке» добирались до Владивостока. Ехали 18 суток. Нас много ехало, очень много. Всем хотелось найти сытую жизнь. И работу, чтобы без нужды детей растить. Доехали, значит. А вот на Сахалин-то нас не пропустили. Потому как по тамошним правилам на одного работающего человека должен был быть всего один иждивенец. А нас трое детей. Вот и не пропустили. Что творилось…
Воспоминания тех прожитых дней едва ли не перехлёстывали воспоминания о войне. Ужас, который пришлось пережить ей ещё ребёнком, в мыслях представляя, как неимоверно тяжело приходилось её родителям тогда, – будто на мгновение вернулся… Даже сейчас в её глазах был виден страх.
- На берегу лежали большие трубы, огромные. В них сидели люди. Такие же, как мы – не принятые. Голод. Безысходность. Тогда многие там помирали. Много деток погибло. В тех самых трубах… А куда им было деваться?.. Некуда. Я и сейчас часто вспоминаю те страшные годы. Мы доехали до Лесозаводска в Приморье. Папа немного поработал. Потом поехали дальше. Так и кочевали. Жили в Биробиджане, в Невере, в Ольдое, остановились в Уруше. И работать отцу где только не приходилось. И на путях, и известь выжигать. Что подворачивалось, за то и брался, работы никогда не боялся – семью-то кормить надо было. Там, в Уруше, до войны и прожили.
А как война началась, я прекрасно помню. Я тогда окончила 8 классов. Родители так и продолжали работать. А нас, старшеклассников, привезли в Сковородино, чтобы мы ремонтировали Рейновскую ветку. Тогда составов много шло, один за одним. Так всё лето и проработали – июль и август. А когда осень наступила, я хотела в школу пойти учиться дальше. Но тогда школа уже платная была — 150 рублей. У родителей денег не было. Вот и пришлось мне работать идти. Меня взяли телефонисткой. Я год проработала. На ту пору начальником ШЧ был Смолячинский. Он как-то приехал и говорит: «Вы, молодёжь, пойдёте на пути работать. А здесь старших оставим». Так мы и стали монтёрами пути. До конца войны и проработали на железной дороге. Ох, и тяжко тогда жилось людям. Голодно. Одежды никакой нет. А на работу опаздывать нельзя ни на минуту. За опоздание на одну – две минуты могли и судить, вот как строго было.
А уж после войны мы совсем взрослые были. Я приехала в Сковородино, хотела пойти учиться. Но не получилось. Пошла работать в городскую электросвязь телефонисткой межгорода. Так до пенсии и проработала. Мне моя работа всегда нравилась. Да и меня как работника ценили, уважали. И общественную работу всегда вела, даже была депутатом, ездила в Благовещенск на семинары. Такую жизнь, дочка, прожила.
С мужем Матрёна Лукьяновна познакомилась тоже в Сковородино. В войну Виктор Григорьевич служил в разведке и был тяжело ранен. Лежал в госпитале в Ташкенте. Оттуда его комиссовали в конце 1944 года и дали инвалидность, 1 группу. Он приехал в Сковородино, где и познакомился со своей будущей супругой. И свадьбу молодые сыграли сразу после победы, в июне 1945 года. И прожили всю жизнь. Вырастили троих сыновей. Один живёт в Уссурийске, остался там после армии. Другой сын – здесь, в Сковородино, тоже уже на пенсии. А третьего уже нет в живых.
В 2000 году Виктора Григорьевича не стало. Женщина, которая вынесла за свою жизнь так много испытаний, не смогла перенести тяжёлую утрату – потерю любимых сына и мужа. Здоровье подкосило. Но, несмотря ни на что, она сумела сохранить в душе теплоту, которой подчас не найти в нас, молодых.
- Какая сейчас жизнь? Замечательная жизнь! Всё есть, всего вдоволь. И поесть, и одеть – всё, что душе угодно. Разве ж раньше мы такое видели?! Не приведи Господь хоть кому-то пережить то, что нам довелось пережить. Сейчас хоть и говорят, что всё дорого, но, знаете, я думаю так: кто работает, тот голодный не сидит. Другое дело, что молодые работать не хотят, ленятся. Все хотят маленькую работу и большую зарплату. А другие и вовсе не работают, пьют только. Нам после войны тоже непросто было. Разруха, всего дефицит. Зарплаты маленькие. Мой муж по инвалидности (ему тогда дали 2 группу) получал пенсию 14 рублей в месяц. А до 1950 года и вовсе никуда не мог устроиться. Только в 1950-ом году удалось найти работу, пошёл подсобным рабочим в госпиталь, куда отправляли долечивать раненых. Но, знаешь, и тогда люди были довольны: мир, война закончилась, есть работа, семьи создавали. Сами люди дружные были, уважительно друг к другу относились, с терпением. А нынче-то чего не жить – всё есть!
Мне жаловаться не на что. Здоровье только подводит. Я ведь одна живу, помочь некому. Недавно вот приходили ко мне из администрации, пообещали, что пробурят скважину, вода своя будет.
За свои 38 лет трудового стажа Матрёна Лукьяновна награждена многими медалями и орденами, грамотами и поощрениями, имеет звание ветерана труда.
Поразительно, насколько эта пожилая женщина ценит и любит жизнь. Любит людей, которые её окружают. И видит в них только хорошее, только светлое. Минуя девять десятков лет, пройдя войну и все её ужасы, пережив потерю самых близких и родных людей, в её душе осталось столько щедрости и добра!..
Сегодня М.Л. Полякова живёт в частном доме, безо всяких удобств. Дому 60 лет. Привозная вода и дрова. Глядя на неё, диву даёшься, как она со всем сама управляется.
- Я всё по дому сама делаю. А кто мне поможет? Только сын, так он сам пенсионер, да и болеет. Дождаться бы, чтобы воду провели. По нашей улице, говорят, многие уже воду себе провели, и вода-то хорошая, вкусная. С дровами, правда, беда, не знаю, как на будущую зиму сама справляться буду, сил-то уже нет никаких. А квартиры у меня нет, никогда не было. Мы как-то привыкли в своём доме. Никогда ж не думали, что станем старыми да немощными…
Уважаемая Матрёна Лукьяновна! Дай Вам Бог ещё здоровья, чтобы хватило на долгие годы!
Вы, кто пережил лишения, холод и голод, кто своим трудом в тылу ковал Победу, заслужили лучшей жизни! И Вам мы говорим спасибо за нашу жизнь – жизнь в мире!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

186