Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

07.05.2014 10:57 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 08.05.2014 г.

ДЕТИ ВОЙНЫ - ОСОБОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Автор: Ю. Дмитриева
Редактор
В августе нынешнего года, 10 числа, Марии Алексеевне БОЛДЫРЕВОЙ исполняется 85 лет. Мы не смели оставить без внимания человека, чьё детство выпало на годы Великой Отечественной войны.

- Родилась я в Тамбовской области, Бондарский район, село Бычки. В 1934 – 1936 годах шло переселение –люди приезжали обустраивать Забайкалье. Мы приехали с семьёй в посёлок Хапчеранга Кыринского района Читинской области. Это посёлок при руднике полиметаллических руд. Сначала жили в бараке. Печка одна, семей — десять. Пока дойдёт очередь что-то сварить, всё уже задубеет. Отец работал в геологической экспедиции разнорабочим, мать домохозяйка. В семье было шестеро детей, фамилия наша Ерофеевы. Мы с братом, когда мне исполнилось 14 лет, пошли работать. Там была шахта, оттуда возили руду на фабрику. И когда с машины падали камни, мы, дети, их собирали, возили на обработку. Из них делали олово, а нам платили боны. На эти боны мы покупали хлеб. Кушать охота, пойдёшь, насобираешь камни, сдашь.
Отец умер от аппендицита. Там, в Хапчеранге, его и похоронили. Мама осталась с нами одна. Потом рудник выработался, закрылся, люди стали разъезжаться. И в 1958 году мы тоже оттуда уехали. Я окончила семь классов. В Нерчинске отучилась на маслодела в сельскохозяйственном техникуме. Меня перевели в Оловяннинский район, село Долгокыча. Интересное название, мы всегда смеялись: Долгокыча – «долго кычевали». Я прожила там 52 года.
Осталась совсем одна. Родственники разъехались. Возраст преклонный, мне стало тяжело. Дочь меня забрала в Сковородино в 2009 году. И вот уже на протяжении пяти лет я здесь живу вместе с дочерью и зятем, они у меня замечательные.
О войне у Марии Алексеевны тяжёлые воспоминания.
- Хлеба, помню, давали по 300 граммов. Но мы уже были подростками, нам этого, конечно, не хватало. Я и после войны никак не могла наесться хлеба. Да и сейчас, честно говоря, хлеб уважаю больше других продуктов. Помню, как из тарелок-громкоговорителей звучали предупреждения о возможной бомбёжке, тогда рудник маскировали. Случалось это не так часто, но было очень страшно. Так детство и проходило. Играли мы тогда в городки, в костяшки, девчонки прыгали в скакалки. Делали сами качели, качались. В лапту играли. Так и росли. Всё больше собирали камни. Питание было скудное. Хозяйство-то почти никто не держал. Кто сажал огороды, выкапывали урожай, правда, в те годы его почти не было, не уродился. А мы, ребятня, брали тяпки и перекапывали огород. Бывало, насобираешь картошек десять – довольны… Взрослели рано в те годы. Я сейчас смотрю на современных детей, они совсем другие. Сидят за компьютерами, бледные, ничего особо их не интересует, гуляют мало. А мы-то всё больше на улице были, румянец с щёк не сходил, хоть и недоедали.
Выкапывали саранки, ели корешки, мангыр, лук такой. Лазали по сопкам, чтобы достать. Однажды брат случайно попал камешком мне по голове, хотел, чтобы я обратила на него внимание и выкопала луковицу, поела. А из ранки у меня кровь пошла. Брат так переживал, что домой ночевать не пришёл, стыдно ему было, совестно…
День Победы встречали такой радостью, что не забыть никогда. Кричали: «Война закончилась! Ура!». Всё равно ведь дети ещё, даже плакали от счастья. Было такое чувство, что вот-вот, уже завтра, настанет хорошая жизнь. Только потом кинулись, сколько всего сейчас придётся восстанавливать. Разруха страшная была, мы на руднике ещё жили. Со временем стало всё налаживаться, хлеб стали выдавать уже не по 300 граммов, больше.
До перестройки работала на маслозаводе, отработала много лет. Всё делали – сыр, масло, возили молоко только в 18 точек. Какие были мастерские, сколько было машин… Какой был маслозавод! Потом всё это распалось, предприятие закрылось. Меня попросили на время декретного отпуска сотрудницы поработать в сельсовете счетоводом. А потом я ушла в связь, работала телефонисткой. В «ЧитаСвязь» я проработала 18 лет.С 1947 года у меня трудовая книжка, до этого ведь их не было, не давали.
Трудовой стаж Марии Алексеевны, как она сама смеётся, тёзки пушкинской бабушки, – 34 года. В раннем детстве она узнала, что такое война. Тяжёлый труд, голод, холод, лишения, болезни… Казалось, нет конца этому страшному, беспощадному времени. Да, до них не докатились бои. Но война забрала детство – самую прекрасную, самую чистую пору. Память о ней не вычеркнуть никогда…
Мы сегодня живём в мирное время, наше поколение не знает, что такое война. И слава богу. Ведь ничего страшнее нет в мире, чем война, об этом нам рассказывают ветераны. Всё дальше в прошлое уходят от нас военные годы.Но память о тех, кто не вернулся с полей сражений, кто ценой жизни защищал нашувеликую страну, кто,мирясь с лишениями, работал в тылу – память о них живёт в наших сердцах. И будет жить вечно!..

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

602