Меню
16+

Газета «Амурская звезда»

30.01.2014 11:04 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4 от 30.01.2014 г.

ВЫРВАТЬ ИЗ КРУГА НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ…

Автор: Наш корр.
Алёшка стеснялся своей мамы. Его друзья знали об этом и никогда не спрашивали о ней. Папы у мальчика не было. В свои неполных 13 лет он уже был почти как взрослый: серьёзный, сообразительный, рассудительный. И, что удивительно, честный. Удивительно, потому что в семьях, где родители страдают алкоголизмом, дети часто изворотливые, говорят неправду не потому, что хотят этого, а потому что привыкли, так они защищаются от сурового мира. Алёшка был не такой, он за свою жизнь видел мало хорошего, но не обозлился на мир и на людей.
В школе учителя хвалили мальчика за старания. Он был усидчивый, добрый, усердный, хотя немного небрежный. Взрослые с понимаем относились к подростку, хотя за глаза жалели. До пяти лет с ними жил папа, можно сказать, семья была полная. Но, по правде, это была лишь видимость семьи. Отец, неисправимый деспот и домашний тиран, обижал маму без повода, бил, когда напивался. А напивался часто. Когда потерял работу, совсем спился. Мать постоянно ходила в побоях. Мальчику тоже доставалось. Участковый постоянно наведывался к ним, но ситуацию это не спасало. Мать всегда жалела отца, заявления в милицию не писала, а он снова приходил домой и снова избивал её. А потом отец умер. И мать стала пить беспросветно. Позабыла про ребёнка, с работы уволили. Так, в нищете и без материнской ласки, которая нужна как воздух, рос Алёшка. В 13 лет не стало мамы, мальчик попал в детский дом. Из родственников никого не было, кто бы мог поддержать и помочь. Он оказался среди таких же осиротевших детей, как он сам… Сегодня это взрослый, состоявшийся мужчина, у него есть профессия, любимая работа, семья, дети. И он благодарит жизнь за то, что она дала ему шанс вырваться из круга неблагополучия. Из той мрачной жизни, которая затягивала, словно омут. Которая могла забрать безвозвратно… Сколько ещё таких же Алёшек живёт рядом с нами?.. А скольким ребятам не повезло так, как ему? Сколько исцарапанных детских душ сегодня живут надеждой, что скоро всё, наконец, изменится?.. На сегодняшний день в районе на учёте в Комиссии состоит 28 (!) семей. Наталья Михайловна ФУНТУСОВА работает в Комиссии по делам несовершеннолетних и защите прав администрации Сковородинского района всего несколько месяцев, с октября 2013 года. Но за это время успела помочь не одной семье. Помочь не словом, а делом – силой полномочий, которые возложены на неё как на председателя комиссии. Но важнее всего то, что она не просто хорошо выполняет свою работу, она участвует в жизни детей, которых принято называть неблагополучными. — Наталья Михайловна, Вы – мама двоих маленьких детей, двоих очаровательных дочерей. Хватает времени и сил, чтобы заниматься ещё и чужими? — Может быть, потому что у меня самой маленькие дети, я стараюсь заниматься чужими со всей ответственностью. Любая мама, видя, как страдают малыши в чужой семье, не останется равнодушной к их горю, постарается сделать всё возможное, чтобы помочь им. А для меня это ещё и работа. Сложная, требующая полной отдачи, работа. — Вам приходится бывать в семьях, где родители, как бы это сказать помягче, не уделяют детям должного внимания, не занимаются полноценно их воспитанием, как положено. Все эти семьи похожи друг на друга? — В целом похожи. Мы часто комиссией выезжаем по таким адресам, чаще встречаем нетрезвых родителей, пустые столы, полные пепельницы окурков, кучи грязных вещей по углам, свалки из пустых бутылок… И среди всего этого «царства» — маленькие дети. И что бы ни говорили в своё оправдание горе-родители в этот момент (а придумывают они, как правило, что угодно!), сердце щемит при такой печальной картине. — И Вы всегда забираете детей из таких семей? — Если существует угроза здоровью и жизни ребёнка (а в таких условиях не остаётся никаких сомнений), забираем. — Чем Вы можете помочь семье, чтобы она стала вполне полноценной, чтобы ребёнок остался жить с родителями? Какие законные способы применяете, чтобы вырвать ребёнка из круга неблагополучия? В семье, где родители – алкоголики, ребёнку плохо, но никто не даст гарантии, что в детском доме ему будет лучше. — Конечно. Отправить ребёнка в детдом – последняя, крайняя мера. Сначала мы стараемся сделать всё возможное, чтобы помочь семье, образумить родителей, дать возможность полноценно жить. Первая и, наверное, самая эффективная мера, — лечение родителей-алкоголиков от пагубной зависимости. Мы предлагаем сделать это бесплатно, но в таком случае родитель какое-то время будет состоять на учёте у врача-нарколога. Скажу, многие идут на это и, что примечательно, успешно. Но некоторые выбирают другой способ – закодироваться от алкоголизма анонимно, но уже за свои средства. Также мы помогаем родителям с трудоустройством, служба занятости всегда идёт навстречу. От социальной защиты населения семьи могут получить адресную помощь. Кроме того, мы помогаем и в других вопросах, таких, как, например, оформлением документов, если это необходимо. Главное – чтобы семья стала нормальной, чтобы ребёнок радовался детству, а не плакал, глядя на вечно пьяных маму и папу. — Многие встали на путь исправления? — Немногие, признаюсь честно, но положительная тенденция уже есть. За четыре месяца, что я работаю, три семьи стали налаживаться. После лечения родители устроились на работу, стали задумываться о будущем. И дети в этих семьях становятся счастливыми, они готовы ждать и даже помогать маме и папе, чтобы всё у них было хорошо. Однажды произошёл один случай, непохожий на все остальные. Поступил сигнал, что в данной семье ребёнок находится в жутких условиях. Мы сразу выехали по указанному адресу. Когда зашли в дом, стало понятно, что информация подтвердилась полностью. Действительно, семья не совсем благополучная, дома грязно, море пустых бутылок из-под водки, свалка из грязного белья. На вопрос хозяйке дома, чем кормила ребёнка (муж на тот момент находился на работе), она отвечает: пюре «Роллтон». А на кухне даже хлеба нет. Но сама мамаша трезвая. Мы провели строгую беседу, пригрозили, что приедем через определённое время и если всё останется, как есть, заберём ребёнка. Она согласилась. Прошла неделя, мы приезжаем с очередным визитом. Дом не узнать! Всё побелено, покрашено, на окнах – шторы, постели аккуратно заправлены, холодильник полный, обед сварен, дома тепло и чисто. Полуторогодовалый ребёнок бегает довольный, как будто ничего и не было. Мы искренне удивились и порадовались за молодую мать, которая так спешно всё исправила. Оказывается, жители того же посёлка, узнав о беде соседки, решили взять над ней шефство. И помочь, чтобы ребёнок остался в семье. Эти отзывчивые женщины (они, кстати, тоже присутствовали при встрече) сказали, что молодая девчонка сама выросла в неблагополучной семье, потом попала в детский дом. И, выражаясь образно, не знает, как должно быть в доме, когда в нём растёт малыш. Соседи обещали контролировать молодую семью и помогать ей. Тем не менее, какое-то время семья будет и у нас на контроле. — Случай действительно поразительный. Будем надеяться, всё у них теперь сложится благополучно. Но ведь не секрет, что чаще никакими уговорами и угрозами не удаётся убедить мать-алкоголичку отказаться от привычного образа жизни. — К сожалению. В практике немало случаев, когда наступает критический момент и ребёнка забирают из семьи, родители вообще не предпринимают ничего. Дальше пьют, гуляют. И когда начинаешь объяснять и надоедать с уговорами, попросту отмахиваются. Им, видимо, всё равно… Как-то мы приехали в дом, или, сказать точнее, какое-то общежитие: на тридцати квадратных метрах –человек двадцать, и все пьяные, в том числе и мамаша младенца, который в тот момент лежал на диване. Ребёнок был завёрнут в грязное одеяльце, под ним – пелёнка, а под пелёнкой — … целлофановый пакет. Это, видимо, вместо подгузника, чтобы диван не обмочил. С такой дикостью я ещё не встречалась. Разумеется, из пьяного общества ребёнка забрали. И это далеко не единственный случай, когда просто поражаешься, насколько жестокими и халатными могут быть родители… — Наталья Михайловна, расскажите, как к Вам поступают тревожные сигналы? — Мы реагируем на все сигналы. Нас могут информировать органы опеки и попечительства, школьные педагоги, участковые врачи-педиатры, органы полиции, социальная защита населения, обычные граждане, кто знает о случаях жестокого обращения с детьми. Мы незамедлительно реагируем. — Большое спасибо за беседу. Желаем Вам успехов в работе.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

63